Великий праздник Входа Господня в Иерусалим исполнен как скорби о предстоящих крестных муках Спасителя, вспоминаемых в следующую за ним неделю, называемую Страстной, так и предпасхальной радости Воскресения.
Источником иконографии Входа Господня в Иерусалим является Евангелие, где рассказывается о том, как Христос, сидя на молодом осле, в сопровождении учеников накануне иудейской пасхи въезжает в город, в котором Его предадут на распятие. Толпа людей приветствует Спасителя у ворот Иерусалима, возглашая хвалу и устилая дорогу срезанными с деревьев пальмовыми ветвями и восклицали: Осанна Сыну Давидову. Благословен грядый (тот, кто идет) во имя Господне, Царь Израилев. Осанна в вышних. Это приветствие означало: Осанна (т.е. спаси, помоги, даруй счастие) Господи, Сыну Давидову; Он царь Израилев. Его вход благословен для всего мира, потому что Он совершается во имя Господне. Осанна в вышних, т.е. помоги, Всевышний.ИЛЛ.1
Общий восторг достиг высшей степени, когда шествие приблизилось к спуску с горы Елеон. К радостным воплям народа и ученики Господа присовокупили свои громкие восклицания: «Благословен царь, грядущий во имя Господне! Мир на небесах и слава в вышних».

В шествовании Господа верхом на осляти исполнилось ветхозаветное пророчество о Царе Израиля: "Ликуй от радости, дщерь Сиона, торжествуй, дщерь Иерусалима: се Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий, кроткий, сидящий на ослице и на молодом осле, сыне подъяремной» (Зах. 9:9).
Уже в самых древних изображениях этого евангельского события отражены его основные черты: шествие на осляти и народное ликование. Самые ранние примеры иконографии Входа в Иерусалим можно встретить на саркофагах и в книжной миниатюре, как, например, на детали диптиха из Миланского собора V в. ИЛЛ.2, рельефе кафедры архиепископа Максимина в Равенне (VI в.) ИЛЛ.3

На рельефе кафедры епископа Максимина в Равенне композиция Входа в Иерусалим объединена с «Обращением Закхея». Поскольку первое событие происходило в Иерусалиме, а второе – в Иерихоне, художник располагает детей с пальмовыми ветвями над Христом слева, а Закхей стоит на смоковнице справа, в полном соответствии с описанием – малый ростом и с бородой. В том, что представлен именно Закхей, не может быть сомнений. Еще ни в одной композиции «Вход Господень в Иерусалим» на дереве не изображалось бородатых персонажей. К тому же Закхей облачен в одежды взрослого человека – плащ и хитон, а его поза с распростертыми руками передает восторг от слов Христа, обращенных к нему. Однако наиболее интересной деталью следует считать большой крест-посох, который Христос, сидящий на осле, держит на левом плече, правой благословляя народ. Обычно изображение креста указывает на будущую судьбу Спасителя и не связано с событиями Его земной жизни до Распятия. В этом рельефе все персонажи являются историческими лицами, но одновременно несут определенное символическое значение. Поэтому крест-посох – это и символическая деталь, и знак, объединяющий всю композицию идеей искупительной Жертвы и всеобщего Воскресения.
Еще одна необычная для этой композиции фигура – женщина, устилающая путь Христа тканью. Обычно изображаются дети, постилающие на дорогу свои одежды. Можно предположить, что в данном контексте она олицетворяет собой образ Церкви или Иерусалима.
Детали и персонажи
Иконография насыщена образами торжества и праздника, что соответствует самому событию, которое во многом предваряет Светлую Пасху Христову. К таким моментам можно отнести образ нарядного Иерусалима – белые или красные строения, яркие одежды на встречающих Христа. . Главное значение архитектурных кулис – то же, что и горного «пейзажа»: активно участвовать в создании целостного, динамичного изображения. 
Архитектурные кулисы и горный «пейзаж» – это одни из тех изобразительных пространств византийского искусства, где средневековый художник давал в полной мере волю своей фантазии.
Непременным атрибутом ландшафта является изображение горы Елеон с одиноко растущей пальмой. Обычно горный пейзаж в иконе служит фоном для выделения центрального образа.
В XIV–XV вв. усиливается внимание к проработке горок – они становятся вогнутыми, дробными, с расщепленными вершинами, уступами, расщелинами и т.п. Эти изобразительные элементы на Руси приобрели даже специальное иконописное название – лещадки (от древнерус. слова «лещадь», или «лещедь»: колотый на слои камень, скол горной породы, обтесанные каменные плитки). Это своего рода стилизованные ступени, благодаря которым гора приобретает смысл лестницы и является символом духовного восхождения к Богу.
Центральным изображением на иконе является фигура Господа, Который въезжает в город на осле. Спаситель сидит боком, слегка повернув голову в сторону идущих за Ним апостолов, (в других вариантах – в сторону Иерусалима). Спаситель держит в руке свиток – Новый завет, а правой благословляет встречающих Его людей.
На иконе как бы противопоставляется левая часть композиции – плавный изгиб дерева, силуэты гор, фигуры апостолов и Иисуса Христа – строгости и застылости толпы, изображенной на иконе справа. 
Ученики в молитвенных жестах Петра и Иоанна устремлены к Христу, а иерусалимские старцы, наоборот, настороженны и неприветливы. С их стороны нет никаких жестов, иконописец даже не изображает их рук, и это еще резче подчеркивает благословляющий жест Христа, направленный в их сторону.
Справа на иконе изображается группа людей с пальмовыми ветвями, — они встречают Спасителя. В древнем Израиле пальмовая ветвь была символом веселья, торжества и радости, с ней евреи встречали знатных людей и полководцев. Здесь люди приветствуют Христа как Победителя смерти.
Перед ослом еще пишется фигура ребенка, который постилает под ноги животного свои одежды. Дети также являются частью процессии, встречающей Мессию. Упоминаний о встрече Христа детьми не содержится у святых евангелистов, однако о детях с пальмовыми листьями в руках, восклицавших: "Осанна!» – говорится в апокрифическом Евангелии от Никодима. ИЛЛ.4
Так же иногда для придания действию на иконе динамики иконописец мог вставить несколько жизненных сценок . Например на псковской иконе в нижнем ряду один ребенок помогает вынуть занозу другу.ИЛЛ.5
Обычай постилать под ноги царя одежды также известен из книг Ветхого Завета: когда пророк Елисей помазал Ииуя на царство, слуги поспешили, и взяли каждый одежду свою, и подостлали ему на самых ступенях, и затрубили трубою, и сказали: воцарился Ииуй! (4 Цар. 9:13)
На пальме можно увидеть человека с топором или серпом, он обрубает ветки , чтобы приветствовать Христа.
Между тем при всей своей торжественности праздник Входа Господня в Иерусалим прямо предшествует Страстной седмице, и эта непосредственная близость праздника к дням Страстей и крестной смерти Спасителя налагает на празднование Входа в Иерусалим как бы страстную печать

Когда во время общенародного прославления и радостных приветствий Христос приблизился к Иерусалиму, то при виде города Его Божественное лицо выразило глубокую скорбь и Он заплакал. Взорам Его ясно представлялось приближающееся запустение Иерусалима и отвержение богоубийственного народа. Господь знал, что настоящий день посещения мог бы составить славу и счастье Израиля, но этот день сделается для него началом ужасных бедствий. Он знал, что торжественное осанна чрез несколько дней будет заменено яростными воплями: смерть! смерть Ему! распни Его! (Ин. 19:15). Он предвидел уже исполнение грозного суда Божия над отверженным городом и народом. Предвидя все это и обратив взор к городу, Он с плачем сказал: «Иерусалим, Иерусалим! О если бы ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! но сие сокрыто ныне от глаз твоих: ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне, за то, что ты не узнал времени посещения твоего». В этих словах Господь предрек будущую судьбу Иерусалима. Это пророчество исполнилось с поразительной точностью. Еще не успело одно поколение смениться другим, как город был взят римлянами (в 70 г. по Р. Х.) Несмотря на упорную защиту, Иерусалим был взят и предан совершенному разорению, так что подлинно исполнились слова Спасителя: не оставят в тебе камня на камне.

 

 ИЛЛ.1 Современная греческая икона.

 

ИЛЛ. 2. Вход Господень в Иерусалим и обращение Закхея. Костяной рельеф кафедры архиеп. Максимина

 

ИЛЛ. 3  Деталь диптиха, собор в Милане, V в.

 

ИЛЛ.4 Вход Господень в Иерусалим. «Музей Македонии» в Скопье,

 

ИЛЛ.5 Вход Господень в Иерусалим. Великий Новгород, XV в.